Д.И.Фонвизин, сатиры смелый властелин

Всеволод Иванович Сахаров
01.03.2015
Д.И.Фонвизин, сатиры смелый властелин

Фонвизин: «На демократию же и походить не может земля, где народ, пресмыкаясь во мраке глубочайшего невежества, носит безгласно бремя жестокого рабства».

Среди описанных в знаменитой ломоносовской оде 1747 года юношей, любящих науку и желающих послужить на этом поприще новой России, мы видим русского дворянина и потомка немецких рыцарей Дениса Ивановича Фонвизина (1745-1792), гениального драматурга и прозаика. Он поступил в гимназию при Московском университете, а затем при покровительстве И.И.Шувалова стал его студентом, играл на сцене местного любительского театра, рано начал литературные занятия, печатая свои переводы с немецкого. Юный Фонвизин многому научился у умного и знающего профессора-немца И.Рейхеля и проявил необычайную способность к иностранным языкам.

Но никто в XVIII столетии не писал драмы и прозу таким живым, органичным народным языком, как этот обрусевший немец, которого Пушкин точно назвал «из перерусских русским». С Фонвизина начинается генеральная линия русской сатиры, ведущая через его младшего современника и достойного наследника Крылова к Гоголю, Щедрину и Булгакову. Этот драматург сделал свою общественную комедию подлинно народной, смех — своим главным действующим лицом и обличителем национальных пороков, а русский театр — той кафедрой, с которой обращались потом к нашему зрителю Грибоедов и Гоголь.

Фонвизин пошёл по обозначенному Ломоносовым пути просвещения, но выбрал из его системы «трёх штилей» один — стихию живого русского слова, которым продолжали говорить дворянство, особенно провинциальное, духовное сословие и образованные разночинцы. Точнее, драматург создал язык отечественной драмы, верно понимая её как искусство слова и зеркало общества и человека. Он вовсе не считал этот язык идеальным и окончательным, а своих героев положительными персонажами. Будучи членом Российской Академии, писатель всерьёз занимался изучением и совершенствованием современного ему языка.

Сатира Фонвизина направлена и на людей, и на их язык (это видно уже в раннем «Бригадире», где одинаково смешны невежественные и грубые бригадир и бригадирша с их архаичными речениями, и их глупый офранцузившийся сын Иванушка и жеманная модница-советница), более того, она умело пользуется их языком как орудием сатирических характеристик. Но драматург хотел изобразить, то есть заставить действовать и говорить на сцене живых своих современников и их подлинный устный язык. И уже в «Бригадире» ему это удалось вполне. Просвещённый начальник и покровитель Фонвизина граф Н.И.Панин после чтения комедии при дворе цесаревича Павла Петровича верно заметил автору: «Вы очень хорошо наши нравы знаете, ибо Бригадирша ваша всем родня… Это в наших нравах первая комедия».

Театр классицизма, где царили французская псевдоисторическая трагедия в стихах и русские подражания ей, не мог воплотить новаторские идеи Фонвизина-драматурга, к тому же сатира считалась тогда низшим родом литературы. Писатель знал новую Россию и понимал природу театра как общественного зрелища, среди его друзей были лучшие актёры того времени Ф.Г.Волков и И.А.Дмитревский, будущий исполнитель роли Стародума. Сам Фонвизин обладал незаурядным даром актёра и чтеца. Отсюда огромный успех первой его комедии «Бригадир» (1768-1769), читавшейся автором императрице, цесаревичу Павлу Петровичу и многим вельможам и поставленной в придворном театре.

Увлекательный, стремительно развивающийся сюжет, острые реплики, смелые комические положения, индивидуализированная разговорная речь персонажей, злая сатира на русское дворянство, насмешки над плодами французского просвещения — всё это было ново и привлекательно и в то же время знакомо, узнаваемо для слушателей и зрителей «Бригадира». Молодой Фонвизин нападал на дворянское общество и его пороки, плоды полупросвещения, на поразившую людские умы и душу язву невежества и крепостного рабства. Он показал это тёмное царство как оплот тяжёлого самодурства, повседневной бытовой жестокости, безнравственности и бескультурья. Театр как средство социальной публичной сатиры требовал понятных для зрителей персонажей и языка, острых актуальных проблем, узнаваемых коллизий. Всё это есть в знаменитой комедии Фонвизина «Недоросль», которая ставится и сегодня.

Комедия написана в 1779-1781 годах, поставлена в 1782. К этому времени Фонвизин завершил уже свою служебную и придворную карьеру и вынужден был уйти в отставку в немалом чине статского советника — фактически это была опала. На службе в Коллегии иностранных дел он был правой рукой вице-канцлера Н.И.Панина, то есть первым заместителем министра иностранных дел и во многом определял внешнюю политику Российской империи. Фонвизина оценил и приблизил к себе умный и просвещённый наследник престола Павел Петрович. Благосклонно относилась вначале к остроумному автору «Бригадира» и императрица Екатерина, сама писательница и комедиограф.

Но смелые журнальные выступления, опасная близость к опальному наследнику престола, княгине Е.Р.Дашковой, графу Г.Орлову и главе антиекатерининской оппозиции Панину, политический и личный конфликт с всесильным Г.А.Потёмкиным помешали придворной и литературной карьере Фонвизина и окончательно рассорили его с подозрительной императрицей, которая, как верно заметил Пушкин, боялась его влияния на государственные дела и беспощадного таланта сатирика. Помог этому и острый язык насмешливого писателя.

Изменился и сам автор «Бригадира». Его молодое увлечение идеями французских просветителей сменилось разочарованием и скепсисом после путешествия во Францию в 1777-1778 годах. И, наконец, восстание Пугачёва заставило Фонвизина многое пересмотреть в своих просветительских идеях и идеалах, он усомнился в русском дворянстве как передовой силе общества, самой его способности просвещённо и эффективно управлять своим огромным государством — военно-феодальной Российской империей, своими имениями и крестьянами.

Всё это отразилось в «народной» (Пушкин) комедии «Недоросль». Однако современники, видя её в театре, сначала от души смеялись, а потом ужасались, испытывали глубокую печаль и именовали весёлую пьесу Фонвизина современной русской трагедией. Пушкин оставил для нас ценнейшее свидетельство о тогдашних зрителях: «Бабушка моя сказывала мне, что в представлении Недоросля в театре бывала давка — сыновья Простаковых и Скотининых, приехавшие на службу из степных деревень, присутствовали тут — и, следств<енно>, видели перед собою близких и знакомых, свою семью». Фонвизинская комедия была верным сатирическим зеркалом, на которое нечего пенять. «Сила впечатления в том, что оно составляется из двух противоположных элементов: смех в театре сменяется тяжёлым раздумьем по выходе из него», — писал о «Недоросле» историк В.О.Ключевский. Точно таково было потом воздействие на публику «Ревизора» Гоголя.

Гоголь, ученик и наследник Фонвизина, метко назвал «Недоросля» подлинно общественной комедией: «Комедия Фонвизина поражает огрубелое зверство человека, происшедшее от долгого бесчувственного, непотрясаемого застоя в отдалённых углах и захолустьях России… Нет ничего в ней карикатурного: всё взято живьём с природы и проверено знаньем души». Реализм и сатира помогают автору комедии заговорить о судьбах просвещения в России. Фонвизин устами Стародума назвал воспитание «залогом благосостояния государства». А все описанные им комические и трагические обстоятельства и самые характеры отрицательных персонажей смело можно назвать плодами невежества и злонравия.

Ибо, побывав в помещичьей усадьбе дворян Простаковых, зритель увидел всю дворянскую Россию в её самодурстве, неуважении к закону и правам других людей, самодовольном невежестве, корыстолюбии, какой-то простодушной жестокости и житейской эгоистической хитрости. «Обучение» недоросля Митрофана и его псевдоучителя, кучер-немец Вральман, отставной сержант Цифиркин и семинарист Кутейкин показали весь упадок русского просвещения, приведший к нравственному падению дворян, забвению ими своей главной, почётной должности — службы отечеству. Отец недоросля не может прочитать письмо Стародума, ибо неграмотен. А сама фамилия дядюшки Тараса Скотинина и его безграничная любовь к свиньям явственно указывают крайние пределы этого нравственного огрубения и падения.

Отметим, что «Недоросль» прямо начинается с остроумно обыгрывающего народную поговорку о Тришкином кафтане разговора об учении. Госпожа Простакова всерьёз, со свойственным ей простодушным упрямством уверяет нерадивого крепостного портного Тришку, что учиться шить кафтаны совсем не обязательно. Уже Пётр Великий столкнулся с тяжёлым недоверием и нелюбовью к любому учению, этой национальной особенностью своих ленивых подданных и под страхом наказания обязал их учиться. Известно, что этот его указ встретил скрытое, но отчаянное сопротивление дворян, видевших, как и Митрофанушка, в учении одно только наказание, считавших науки ненужными, недворянским делом.

В комедии Фонвизина есть явственные следы этого упрямого сопротивления: безграмотный взяточник, отец Простаковой и Тараса Скотинина говорил: «Прокляну робёнка, который что-нибудь переймёт у басурманов». Дочь его хитрее, понимает, что избалованный и ленивый сын её Митрофанушка должен хоть как-то соответствовать формальным требованиям правительства к дворянину, но и обучает его именно формально, не утруждая великовозрастное «дитя» грузом серьёзных знаний и дав ему полуграмотных «учителей», крепостных дядек и нянюшек: «Без наук люди живут и жили». По решительному мнению Простаковой, науки бывают дурацкие и не дворянские, дворянину не нужные и бесполезные, вроде географии, науки извозчиков.

То есть ленивого и наглого, но житейски весьма смышлёного Митрофанушку учат не наукам и нравственным правилам, а именно безнравственности, обману, неуважению к его долгу дворянина и к собственному отцу, умению ради своего удобства и выгоды обходить все законы и правила общества и государства. Этот грубиян и лодырь весьма неглуп, тоже хитёр, мыслит практически, видит, что материальное благосостояние Простаковых зависит не от их просвещённости и служебного рвения, а от бестрепетной наглости его матери, от взяточничества отца, ловкого обирания дальней родственницы Софьи и беспощадного ограбления своих крестьян. Зачем ему прилежно учиться и честно служить отечеству много лет, если сразу можно жениться на богатой наследнице и, не служа, согласно знаменитому указу о вольности дворянства, привольно жить в своём имении и угнетать крепостных?

Митрофан, его безграмотный, забитый энергичной женой отец, преступная (ибо она легко идёт и на уголовные преступления) мать и её злобный и жадный братец Тарас Скотинин составляют живописную группу отрицательных персонажей. Это ярчайшие, с удивительным реализмом описанные представители «барства дикого» (Пушкин), отцы грибоедовских бар и деды персонажей «Мёртвых душ» Гоголя. Все они враги просвещения и закона, преклоняются только перед властью и богатством, боятся только материальной силы и всё время хитрят, всеми средствами добиваются своих выгод, руководствуясь только практическим умом и своим интересом. Нравственности, идей, идеалов, каких-то моральных устоев у них просто нет, не говоря уже о знании и уважении законов.

Простакова задаёт взявшему её имение в опеку честному чиновнику Правдину очень важный для России вопрос: «Все ли указы исполняются?» Она и её родственники хорошо знают, что не все, верят, что законы в реальной русской жизни никому не нужны, их всегда можно успешно обойти или повернуть в свою пользу, были бы деньги и связи в сферах. Поэтому они всё время попадают в комические положения, которые наглядно раскрывают их грубое самодурство, злобу, невежество, неуважение к другим людям и законам, корыстолюбие. Этим разоблачительным комизмом и движима сатира Фонвизина, сумевшего в наглой и грубой борьбе одичавших помещиков за приданое богатой невесты показать психологию и мораль, а точнее, аморальность целого класса, основы империи.

Центральной фигурой этой группы, главным персонажем пьесы Фонвизина является поистине бессмертная госпожа Простакова. Она сразу становится основной пружиной, движущей сценическое действие, ибо в этой провинциальной дворянке есть какая-то мощная жизненная сила, которой не хватает не только положительным персонажам, но и её ленивому эгоисту сыну и свиноподобному братцу. «Это лицо в комедии необыкновенно удачно задуманное психологически и превосходно выдержанное драматически», — говорил о Простаковой знаток эпохи историк В.О.Ключевский. Да, это персонаж в полном смысле отрицательный. Но весь смысл комедии Фонвизина в том, что его госпожа Простакова — лицо живое, чисто русский тип и что все зрители этот тип знали лично и понимали, что, выйдя из театра, они с госпожами простаковыми неизбежно встретятся в реальной жизни и будут беззащитны.

С утра до вечера эта женщина сражается, давит на всех, угнетает, приказывает, следит, хитрит, лжёт, ругается, грабит, бьёт, унять её не могут даже богатый и влиятельный Стародум, государственный чиновник Правдин и офицер Милон с воинской командой. В основе этого живого, сильного, вполне народного характера — чудовищное самодурство, бестрепетная наглость, жадность к материальным жизненным благам, желание, чтобы всё было по её нраву и воле. А ведь это злобное хитрое существо — мать, она беззаветно любит своего Митрофанушку и всё это делает ради сына, нанося ему страшный нравственный вред.

«Эта безумная любовь к своему детищу есть наша сильная русская любовь, которая в человеке, потерявшем своё достоинство, выразилась в таком извращённом виде, в таком чудном соединении с тиранством, так что, чем более она любит своё дитя, тем более ненавидит всё, что не есть её дитя», — писал о Простаковой Гоголь. Ради материального благополучия сына она кидается с кулаками на братца, готова сцепиться с вооружённым шпагой Милоном и даже в безвыходной ситуации хочет выиграть время, чтобы подкупом, угрозами и обращением к влиятельным покровителям изменить официальный судебный приговор об опеке её имения, оглашённый Правдиным. Простакова хочет, чтобы она, её семья, её крестьяне жили по её практическому разуму и воле, а не по каким-то там законам и правилам просвещения: «Что захотела, поставлю на своём».

Ясно, что в этом она упорно и сознательно противостоит Стародуму и его единомышленникам — Правдину, Софье и Милону. На все их красноречивые проповеди о необходимости сочетать просвещение с высокой нравственностью она ответила знаменитой фразой о дурацких и «недворянских» науках, не нужных и даже вредных в реальной жизни. Сына Простакова учит, как известно, безнравственности, умению служить только своей личной пользе и воле.

Здесь в комедии Фонвизина появляется ключевое для понимания всей этой эпохи слово «Вольность», ставшее названием знаменитых од Радищева и Пушкина. В русском политическом словаре оно неразрывно соединено со столь же значимым словом «Закон», которое тоже обычно писалось с большой буквы. И было соединяющее эти два важные слова название, которое есть и в «Недоросле», всем дворянам и грамотным людям России известное название знаменитого указа 1762 года доброго и несчастного императора Петра III — «Закон о вольности дворянства».

О нём и говорит опытная в подкупе и использовании личных связей Простакова, защищая свою врождённую жестокость, преступления и самодурство: «Разве я не властна и в своих людях?» Ей возражает благородный, но наивный Правдин: «Нет, сударыня, тиранствовать никто не волен». И тут мастерица повседневного бытового беззакония и насилия вдруг ссылается на закон: «Не волен! Дворянин, когда захочет, и слуги высечь не волен; да на что ж дан нам указ-от о вольности дворянства?» Изумлённый Стародум и вместе с ним автор восклицают только: «Мастерица толковать указы!»

Впоследствии Ключевский верно сказал: «Всё дело в последних словах госпожи Простаковой; в них весь смысл драмы и вся драма в них же… Она хотела сказать, что закон оправдывает её беззаконие». Простакова не желает признавать никаких обязанностей дворянства, спокойно нарушает и закон Петра Великого об обязательном образовании дворян, знает только свои права, толкуемые ею весьма вольно и всегда в свою пользу и от реальных законов, в том числе и от закона о вольности дворянства, далеко отошедшие. В её лице целое служилое сословие отказывается исполнять законы своей страны, свой долг и обязанности, дворянскую должность, столь ценимую Фонвизиным. О какой-то дворянской чести, личном достоинстве, вере и верности, взаимном уважении, служении государственным интересам тут и говорить не приходится.

Фонвизин видел, к чему это привело на деле: к государственному развалу, безнравственности, лжи и продажности, фаворитизму, безжалостному угнетению крепостных крестьян, всеобщему воровству и пугачёвскому восстанию. Поэтому и писал о екатерининской России: «Государство, в котором почтеннейшее из всех состояний, долженствующее оборонять отечество купно с государём и корпусом своим представлять нацию, руководствуемое одною честию, дворянство, уже именем только существует и продаётся всякому подлецу, ограбившему отечество».

Об этом в комедии сказали её положительные персонажи. Их часто называли бледными, схематичными, ходульными, рупорами авторских идей. Отчасти это так. Стародум и его единомышленники говорят и поучают со сцены. Но таковы были законы тогдашней драматургии: в «классицистской» пьесе всегда существовали герои-резонёры, произносившие монологи-поучения «от автора». За Стародумом, Правдиным, Софьей и Милоном стоит, конечно, сам Фонвизин с его богатым опытом государственной и придворной службы и безуспешной борьбы за свои благородные просветительские идеи в высших сферах безнравственной власти.

Но в речах Стародума высказан и другой взгляд на долг просвещённого государя, назначение дворянства и на просвещение, спорящий с «идеями» госпожи Простаковой. Фонвизинская сатира не самоцель, она открывает дорогу положительным ценностям и идеям, его политическим и просветительским взглядам. И это не только взгляды автора, но и политическая программа всей антиекатерининской дворянской оппозиции, от Н.И.Панина до А.Н.Радищева, сочувственно цитировавшего «Недоросля» и рукописную «Всеобщую придворную грамматику» Фонвизина в «Путешествии из Петербурга в Москву». Недаром впоследствии Фонвизин собирался издавать журнал «Друг честных людей, или Стародум». Но полиция в 1788 году запретила печатание журнала. Значит, у писателя и у персонажа его комедии было много единомышленников среди просвещённых, оппозиционно настроенных россиян.

Стародум, как и сам Фонвизин, служил при дворе государя и был изгнан за излишнюю прямоту, честность и верность идее служения дворянина отечеству. Он говорит Правдину об императорском дворе как о месте циничной борьбы личных интересов, где люди стремятся уничтожить друг друга, пекутся только о себе и настоящем часе, не думают ни о предках, ни о потомках но лишь о собственном материальном благополучии и личной карьере. Не ценятся бескорыстные дела, личные достоинства, образование, ум и благородство. Стародум не говорит прямо, что это прямая вина допускающего и поощряющего все эти недостойные дела и мысли монарха, но это было и так ясно всем зрителям.

В «Недоросле» содержится вещий урок царям, звучащий как предупреждение. Персонаж Фонвизина рисует портрет идеального просвещённого монарха, не позволяющего придворным льстецам его обманывать, унижаться и унижать других: «Великий государь есть государь премудрый. Его дело показать людям прямое их благо… Достойный престола государь стремится возвысить души своих подданных». Сказано Стародумом и об идеальном, честном и мудром вельможе, отличающемся «неустрашимостью человека государственного, который говорит правду государю, отваживаясь его прогневать».

Просвещённый государь должен управлять просвещёнными подданными на основании «твёрдого законоположения». Само существование простаковых и скотининых на сцене и в русской жизни показывает, что этого на самом деле нет. Но русский просветитель и дворянин Фонвизин всей своей комедией доказывает, что к этому всем, и, прежде всего просвещённому государю (то есть Екатерине II) и честно исполняющему свою должность дворянству, необходимо стремиться во всех сферах неидеальной русской жизни.

Путь к этому — разумное воспитание, стремление к благонравию и добродетели при изучении всех наук: «Верь мне, что наука в развращённом человеке есть лютое оружие делать зло. Просвещение возвышает одну добродетельную душу». Вольным и владеющим крестьянами может быть только просвещённое, высоконравственное, осознающее свою государственную должность дворянство. Пример Митрофанушки наглядно показывает, к чему может повести неправильное, чисто формальное обучение невежественными учителями и воспитание безнравственными родителями: «Мы видим все несчастные следствия дурного воспитания. Дворянин, недостойный быть дворянином! Подлее его ничего на свете не знаю». Но тема пьесы — не только неправильное воспитание и обучение помещичьего сынка Митрофанушки и невежество его родителей и «учителей».

«Недоросль» написан в век Просвещения, но именно в этой комедии сатира на ложное просвещение и невежество перерастает в тревожные сомнения в правильности самой общей идеи этого века, учения философов-просветителей, с которыми Фонвизин встречался в Париже и других городах Западной Европы. Стародум говорит образованной Софье, читающей французские книги о воспитании: «Я боюсь для вас нынешних мудрецов. Мне случалось читать из них всё то, что переведено по-русски. Они, правда, искореняют сильно предрассудки, да воротят с корню добродетель».

Эти мысли развиты писателем в его знаменитом сочинении «Письма из Франции» (1777-1778). Там со всей ясностью указано на движение умов и идей в Западной Европе, неизбежно приведшее от века Просвещения и учёных споров энциклопедистов к кровавой драме Великой французской революции: «Не могу вам довольно изъяснить, какими скаредами нашёл я в натуре тех людей, коих сочинения вселили в меня душевное к ним почтение… Высокомерие, зависть и коварство составляют их главный характер… Всякий живёт для одного себя».

Стародум говорит о лично знакомых Фонвизину французских просветителях, чьи имена и сочинения неведомы Митрофанушке и госпоже Простаковой. Фонвизин в «Недоросле» ясно высказывает свои сомнения в самой главной идее века Просвещения, считает, что это лжепросвещение, полупросвещение, ибо оно в своём эгоизме и высокомерии забыло о нравственности, о бескорыстной добродетели, о служении, верности и чести. Век Просвещения сам себя именовал веком разума и не уважал веру и нравственность. «С пребеглыми умами видим мы худых мужей, худых отцов, худых граждан. Прямую цену уму даёт благонравие. Без него умный человек — чудовище. Оно неизмеримо выше всей беглости ума», — говорит Стародум о главном нравственном изъяне европейского просвещения. Оно и породило самодовольного «русского француза» Иванушку из «Бригадира» и Митрофанушку, достойного сына своей малограмотной, жестокой и преступной матери.

И, наконец, Фонвизин устами Стародума не только отвечает на слова Простаковой об указе о вольности дворянства, но и прямо говорит об основной причине повреждения нравов и самого существования Простаковых, Скотининых и Митрофанушек: «Угнетать рабством себе подобных беззаконно». Когда Простаковой сообщают о тяжёлой болезни крепостной девки Палашки, она в ярости кричит: «Ах, она бестия! Лежит! Как будто благородная!» На такой бесчеловечной психологии и самодурстве, на таком «понимании» равенства людей просвещённое государство основываться и разумно и стабильно существовать не может, и никакой просвещённый монарх не сделает диких крепостников и безграмотных жестоких угнетателей законопослушными и благородными дворянами, своей надежной опорой: «На демократию же и походить не может земля, где народ, пресмыкаясь во мраке глубочайшего невежества, носит безгласно бремя жестокого рабства».

Фонвизин веще предсказывает, что такое лишённое законов, подлинного просвещения, граждан и честных защитников деспотическое государство неизбежно разрушится под соединёнными ударами различных недовольных сословий, придёт к смуте и беспощадному русскому бунту и через кровавый хаос и анархию снова вернётся к самой жестокой деспотии. Он поднимается в своей дворянской революционности до мысли о праве народа восстать против своих угнетателей.

Фонвизин как государственный деятель, политик с большим опытом и гениальный писатель вложил в весёлую комедию-сатиру «Недоросль» много своих заветных и глубоких мыслей и очень серьёзных предсказаний, но все они скрыты в глубине художественных образов пьесы. Сатира его порождает смех, сменяющийся возмущением и глубокой печалью. Ибо зрители видели на сцене не грибоедовского французика из Бордо, а самих себя, своих близких, знакомые типы русских людей. Они вдруг понимали, что смеются над собой.

Суждения Фонвизина о русском государстве, крепостном праве, дворянстве и просвещении были подлинно революционны, ибо страстно и доказательно требовали скорых и решительных перемен во всех сферах русской жизни. С большинством этих суждений русские люди не были знакомы, но вот с конечными выводами великого писателя, принявшими облик Простаковой, Митрофанушки и Скотинина, с детства знаком каждый зритель и читатель «Недоросля». И это делает подлинно художественную сатиру Фонвизина замечательным, ни в чём не устаревшим литературным документом огромного общественного и политического значения, без которого непонятны весь XVIII век, эпоха Просвещения, история России, её настоящее и будущее.


ЛИТЕРАТУРА

Исторический лексикон. XVIII век. М., 1996. Статья «Фонвизин».

Ключевский В.О. Литературные портреты. М., 1991. Глава о «Недоросле» Фонвизина.

Макогоненко Г.П. Денис Фонвизин. Творческий путь. М.-Л., 1961.

Пигарев К.В. Творчество Фонвизина. М., 1954.

Сахаров В.И. Русское масонство в портретах. М., 2004. Глава «Путь наверх».

Стричек А. Денис Фонвизин. Россия эпохи Просвещения. М., 1994.

 

Опубликовано с разрешения СМИ "ИНТЕЛЛИГЕНТ" (intelligent.ru)

Обмани мировую спекуляцию!
00,00


Кто такой Обама?

вконтакте фейсбук твиттер
Все права на опубликованные материалы принадлежат сетевому журналу "Антилигент". Перепечатка допускается только с разрешения. Мнение редакции "Антилигент" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций.