УХОДЯ, МЫ УХОДИМ

Сергей ЛЛЕВИН
01.03.2015
УХОДЯ, МЫ УХОДИМ

Вместе с новогодними радостями я испытал шок от известия о самоубийстве старого друга. В неполные 45 лет, будучи в самом расцвете сил и владея значительным капиталом, он повесился дома в праздничную ночь, не оставив записки о причинах своего поступка. И хотя наше общение уже давно свелось к редким случайным встречам и ритуальным знакам внимания, я испытал душевный стыд, что не знал переживаний друга, не поддержал его в критический момент и не уберег от отчаянного решения.

Конечно, первыми пришедшими в голову были мысли о подстроенном убийстве из-за тайных проблем с его бизнесом, и особенно подозрительными выглядели похороны с кремацией и малым кругом приглашенных лиц из числа только родственников. Даже нескольких близких коллег, звонивших и выразивших вдове соболезнования, сначала запутали с датой прощания, а затем и вовсе забыли пригласить, как и известить об уже состоявшемся погребении. Это казалось странным.

Впрочем, так это лишь выглядело со стороны. Реальностью же были обстоятельства новогодних каникул, совпавших с печальными хлопотами, и овладевшая членами семьи растерянность вместе с остро переживаемой виной за необъяснимую трагедию.

Спустя некоторое время стало ясно, что никто не извлек реальной выгоды из произошедшего, и всем скорее стало не хватать его руководства, одобрения и привычной поддержки.

Это заставило меня снова задуматься о справедливости случившегося с человеком порядочным, добросердечным и лично близким по общим годам бурной молодости. А несколько обычных бесед открыли мне глаза на последние годы его жизни. Я стал понимать, что причиной его трагической смерти стало нечто ужасно банальное.

Не стану даже пытаться вместить в несколько фраз историю человеческой жизни в непростых обстоятельствах реформирования российской государственности. Скажу лишь, что было в ней много препятствий и опасностей на пути к достижению достойного в обществе положения и благополучия. И результатами долгих трудов стали и успешный международный бизнес, и независимое положение, а главное – прочная семья с двумя хорошо воспитанными и образованными детьми, проживающая в собственном красивом и современном большом загородном доме. Ну что еще можно желать от жизни?

А, наверное, ничего другого мой друг тогда не желал. Он просто жил и много работал ради всего этого и всех тех, кто зависел от него. И работы было так много, что он фактически жил на работе, а дома лишь ел, когда успевал, и спал, когда приезжал. И, таким образом, заслужив у коллег репутацию трудоголика, и оправдываясь этим преимущественно перед собой, он не заметил, как безвозвратно потерял свою нормальную жизнь мужа и отца вместе со всеми прилагаемыми к ней радостями и воспоминаниями. Он добровольно перестал жить счастливо в окружении искренне любящих его людей, а вместо этого оказался вовлечен в бесконечное экономическое соревнование, ибо финиша условиями жестокого конкурса не предусмотрено.

Время неумолимо шло. Молодость прошла, а дети выросли без привычки быть возле него. И однажды к моему другу внезапно пришло осознание невосполнимо утраченного себя. И эту потерю пережить он просто не смог.

Я не стану описывать его дальнейшие шаги до рокового события. Об этом много и лучше написано современной медицинской наукой. Но помнить его и думать о нем буду всегда.

Комментарии:

Павел
Актуально! Сейчас многие жертвуют семьей ради заработывания денег.
Обмани мировую спекуляцию!
00,00


Кто такой Путин?

вконтакте фейсбук твиттер
Все права на опубликованные материалы принадлежат сетевому журналу "Антилигент". Перепечатка допускается только с разрешения. Мнение редакции "Антилигент" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций.